Касты, варны два ствола

Это довольно старый текст, который, впрочем, кроме немного вздорного стиля, не утратил своей актуальности и является достаточно неплохим изложением логики целеполагания социальных особиц.

Теория социальной специализации выделяет 4 вида деятельности, в рамках которых человек вынужденно выбирает свой путь и целеполагание.

Четверичность выделенной типологии обосновывается социально-философской концепцией ДоБРа и складности. Тем не менее, эта четверичная типология далеко не первая в истории, что при наших объяснениях вызывает изрядную путаницу. Поэтому захотелось немного переоворошить тему варн на новый лад, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.

Индийские Веды выделяют четыре устойчивых типа людей, которые рождаются в обществе. Называют их: шудра, вайшья, кшатрий, брахман. При этом, они свято верят в то, что это — наследственное. И правильно верят, иначе передела собственности не избежать. Поэтому, кто бы ни появился в семье дваждырождённого, при втором рождении (т.е., посвящении) ему психотехнологическим гвоздиком прибивают табличку родовой варны. В результате, может быть, в роду вышел бы шикарный барыга-вайшья, ан нельзя — пусть лучше будет тупенький, но брахманчик. А про тех, кому плохо прибили, потом снимают мелодрамы о томлении духа. Единождырождённым шудрам же ничего такого не делают, но им по жизни что угодно сложнее лопаты давать строго запрещено — и это тоже не спроста.

Вслед за индусами, которые, судя по всему, очень неплохо понимали, что творят, когда это устроили, отечественные апологеты «славянских» вед тоже выделяют четыре типа — смерд, весь, витязь и волхв, непременно уверяя что волхв гораздо выше смерда, но определить это может только сам волхв, потому что смерду не видно.

Более интересный расклад приводит П.А. Кучер в романе «Деревянный хлеб» — социки, селюки, окситоцинщики, учёные. Там картина гораздо более объёмная, судя по всему, берущая начало в каких-то психологических исследованиях. Её лейтмотивом является смещение ведущей социальной роли на инженеров-окситоцинщиков, носителей прогресса.

В общем, большинство источников, которые можно встретить на ниве четверичной социальной типологии, выделяя примерно одинаковые психологические портреты, непременно пытаются ответить на вопрос «а кто из них выше?», «кто кем должен командовать?».

Теория социальной специализации убедительно показывает, что все эти вопросы — либо результат мыслительного процесса тех, кто очень хочет командовать, либо досадное следствие въевшегося стереотипа.

В общем, тема, казалось бы, древняя и изрядно мифологизированная, но каждый, кто работал на руководящих должностях, легко узнает описанные ниже породы людей и найдёт ответ на многие вопросы относительно успеха и провала разных коллективов и моделей управления в них.
Далее по тексту мы предложим новые названия для этих четырёх социальных типов, имея целью подчеркнуть их одноранговую природу и проложить путь к взаимному конструктивному взаимодействию между ними (вместо взаимного геноцида, который мы видим на протяжении всей писанной истории).

В анализе мы обратимся к трактовке варн Г.А. Сидоровым, который предлагает рассматривать их представителей с точки зрения приоритетного фокуса их внимания, а также к способности представителей разных типов преобразовывать окружающую среду для жизни, которую высвечивает П.А. Кучер.
Информацию эту принимаем с благодарностью. Однако, выводы по всем возникающим вопросам мы с вами сделаем самостоятельно.

<x~x~x>

Представьте себе человека, всё внимание которого сосредоточено на себе, т.е. главная его забота — хорошо поесть и сладко пожить. Работать? — ну… можно, конечно, что-то руками поделать, но затем обязательно сразу это поесть.
Если вокруг растут бананы на пальмах — самое то.
Единственная проблема, что тут же бродят львы и другие хищники и они тоже бывают голодными. Чтобы от них защититься, надо собраться в стаю — стая раньше обнаружит опасность. Кто в стаю собраться не сумеет — падёт жертвой эволюции.
В стае нет равенства — кто в ней будет иметь право первый покушать и у кого будет больше самок? Сперва — вожак, тот, у кого вид посуровее и наглости побольше. Дальше, в непосредственной близости, те, кто полезен вожаку — им позволено третировать и гонять с поручениями остальных. Выстраивается иерархия, естественная для приматов: альфа-самец, беты, гаммы и омеги. Омеги — замыкающая группа фактически отверженных, вид которой сообщает гаммам, что их ждёт, если они будут что-то иметь против установившегося порядка.
Каждый бдит своё место по рангу — всегда надо знать, где вожак (чтобы от него не прилетело и чтобы знать, когда за ним драпать) и знать на какой ветке ты с бананом сидишь (чтобы своего не упустить). Причём, всё это это — животный инстинкт самосохранения — первая сигнальная система, где-то рядом с инстинктом размножения. Т.е., это не сознательно выбранный жизненный приоритет, а диктат древней внутренней обезьяны.

Люди такого типа идеально вписываются в любую иерархическую структуру — это их естественная среда, которую они чуют, без преувеличения, звериным чутьём.
Но человек, всё-таки, не обезьяна, инстинкты инстинктами, а ещё есть интеллект. Поэтому человек, в частности, способен наращивать иерархические структуры. Преодолеть ограничение на глубину иерархии позволяет принцип «вассал моего вассала — не мой вассал», когда бета копирует поведение альфы, создавая свою подгруппу подчинения.

В категориях современных людей мы можем этот тип обозначить как «Воин».
Воин не самостоятелен, ему надо обязательно куда-то приткнуться под сильную руку, которая обезпечивает прокорм.
Основным инструментом Воина является служение — вожаку, господину, работодателю, государству, Отечеству, Господу — не суть важно. Важно то, что если ты верно служишь, то у тебя есть будущее, а если не служишь, то тебе нечего есть.
Мораль Воина — это право: «на что право имею, то и морально». Право определяет вожак, выбирая тех, кого к себе приблизит (т.е., позволяет питаться и иметь прочие блага вблизи центра силы).
Цель Воина — власть.
Вожак
— альфа-самец, которому в итоге, удаётся собрать под собой остальных, имеет более самостоятельную повадку. Тем не менее, альфа-самец — это тоже Воин: он должен вести себя как Воин, выглядеть как Воин, пахнуть как Воин, иначе никакой другой Воин не увидит в нём лидера.
Прикормить Воина невозможно — в естественной среде для него каштаны из огня таскают гаммы, а власть даёт вожак, который санкционирует возможность щемить гамм. Поэтому тот, кто кормит Воина, автоматически воспринимается им рангом ниже.

<x~x~x>

Теперь представьте себе человека, который смог выжить в регионе, где бананы сами не растут. Чтобы добыть еду, ему надо что-то делать — пасти скот, или возделывать землю. У человека данного типа появляется имущество и хозяйство, за которыми надо ухаживать и оберегать. По этой причине сильно снижается мобильность и для защиты уже недостаточно убежать — нужны орудия защиты и надёжные укрепления (дом, изгородь).
Воины (даже группой) в этой местности жить не смогут — идея трудиться сейчас, а питаться потом для них недоступна в принципе — им кушать надо сразу и безо всяких там условий. Естественный эволюционный процесс даёт в этой местности месте проявиться тем, кто способен к труду.
Что характерно для человека этого нового типа?
Его фокус внимания, в отличие от Воина, должен охватить целое хозяйство и идею того, что ему надо вкладывать силы в хозяйство, а хозяйство будет его кормить.
Хозяйство — это двор, поле, скот, амбар, своя семья, возможно — работники и прочие сородичи.
Человек должен отвечать за всё это. В случае, если возврат ресурса от хозяйства будет мал, то доход пускается, в первую очередь, на поддержание хозяйства, и только потом — на себя. Например — всегда откладывается на хранение посевной материал. Также, при избытке нельзя съедать весь остаток урожая — необходимо создавать запасы на 1-2 неурожайных года. Кто не будет так поступать, может не пережить следующий сезон.

В категории современных людей мы можем этот тип обозначить как «Хозяин».
Хозяин самостоятелен, его хозяйство самодостаточно или стремится к этому.
Хозяин за него отвечает и ответственность — самая необходимая его черта и основной инструмент.
Появление ответственности несёт интересную возможность: поскольку ответственный человек ответственен во всём, становится возможным устный договор, позднее известный как «купеческое слово», но бытовавший у всего крестьянства. За счёт нерушимости слова появляется возможность для сложных объединений, для разделения труда, мены и торговли.

Наличие хозяйства закономерно порождает у Хозяина идею собственности и мораль собственника.
Поэтому Хозяин — единоличник. Если он с вами не в договоре, то ему до вас дела нет — хоть помрите. Но если вы с ним хотя бы как-то опосредованно можете быть связаны, он, как рачительный Хозяин, будет более внимателен, себе во благо в будущем.

Домовитый Хозяин естественно склонен к созданию запасов и к зажиточности, что создаёт базу для формирования культуры и ремёсел, прямо не связанных с добычей еды.

Труд хозяина — это повторяющийся цикл, от которого зависит его жизнь. Чем стабильнее ситуация, тем его чувство ответственности более удовлетворено, отсюда — стремление к консервации уклада и патриархат (матриархат).
Однако, вопреки поверхностным ожиданиям, патриархат Хозяев не формируют иерархических структур: их стихия — конкуренция, базар, спор, проворство. Деревени, в которых разделение дворов формируется иерархически, а не по степени трудового успеха — не характерны. Одновременно, многие (в т.ч., Остром, Энгельгардт) отмечают, что при разделе на сходе общих ресурсов (например, лугов под выпас на следующий год) все обычно получат свою долю пропорционально хозяйству и прочим рациональным признакам справедливости. Сила здесь роли не играет — наглому могут и дом спалить, при общем молчаливом попущении.
Поэтому, для Хозяев (точнее для хозяйств) более характерна свободная сетевая структура, основанная на договорах, что мы можем видеть и в современном бизнесе.

<x~x~x>

Вооружившись знанием относительно Воинов и Хозяев, давайте рассмотрим такую интересную ситуацию: предположим есть регион, не пригодный для жизни Воинов. Его заселяют Хозяева, формируя там устойчивую культуру. А затем туда приходят Воины — к примеру, перенаселение вытеснило их с более обильных краёв. Воинам тут питаться нечем, но они отлично собираются в стаю-войско, причём, весьма внушительное.
Единственная (!) разумная возможность для Воинов выжить — это прийти такой бандой к Хозяевам и пригрозить спалить родную хату.
Что будут делать Хозяева?
Если они не пуганые, то сначала, конечно, дадут Воинам отпор, как и любым диким зверям. Но Воинов много, они свирепые и голодные. Поэтому, когда Хозяева поймут, что хату им таки спалят, они сами предложат Воинам прокорм и плюшки в обмен на крышевание.
Вот так и образуется государство: одни пашут, другие защищают монопольное право их обирать.
Первые государства историки связывают именно с возникновением сельскохозяйственных культур, но, если отталкиваться от представленной социальной логики, образуют их не крестьяне (крестьянам крупнее ярмарки ничего не надо), а именно Воины!

В дальнейшем, Воины, чтобы снизить количество потерь в разборках между собой и повысить выживаемость, придумают родовитость и иные регалии, и из бандюков запишутся в аристократы.

Справедливости ради, надо отметить, что в славянской стороне, в отличие от европейской, в бытность ещё вечевого управления, Воинов всё-таки призывали по доброй воле и могли прогнать. А иные, например, боялись в Новгород идти на княжение, ибо местные жители были и сами дюже свирепы.
Но как только Хозяева дали слабину (сперва Владимир с Батыем прошли, потом три года без урожая) и сразу всё поехало по европейскому лекалу.

<x~x~x>

Однако, двинемся дальше, поскольку Воинами и Хозяевами вопрос не исчерпывается.
Представим ситуацию, в которой, в результате ли климатической катастрофы, или войны и вынужденной миграции, уклад Хозяев перестаёт действовать.
Они вымрут. Весь их опыт, организация, повадки и предание противоречат новым реалиям и рассчитаны на положительное математическое ожидание прежней повторяющейся схемы действий.
Они могут выжить только отринув всё это: отринуть приоритет своего хозяйства, поскольку оно больше не гарантирует выживания; отринуть прежние привычки, запреты и ориентиры; быть готовым идти на риск для поиска новых возможностей; быть готовым поддержать того, кто рискует ради всех… но это будут уже совсем другие люди — Герои.
Среда обитания Героя — это неизвестность и вызов. Ценность имущества в таких условиях преходяща и уступает ценности сообщества и взаимной поддержки.
Если у Хозяина взаимодействие строится договором, основанном на ответственности, то Герой действует в предположении, что его соратники будут безусловно поступать в общих интересах — только так, подчас, и можно выжить. Это порождает много новых возможностей, в частности, найдя ситуативное решение, они могут, действуя скопом, быстро на пустом месте воссоздать любое хозяйство; это также даёт больший потенциал в разделении труда. В целом, Герой несёт коммунистическую идею, со всем её необузданным военным и промышленным потенциалом.

Как в фокусе внимания Воина находится только он сам, а в фокусе внимания Хозяина уже целое хозяйство, так фокусе внимания Героя — люди и отношения между ними, которые позволяют им выжить, их отношение к общему делу.
Поэтому, если Воин силён служением, Хозяин ответственностью, то Герой — солидарностью (ответственностью не за хозяйство, а за сообщество).

Герой — естественный эксперт выживания. Это, безусловно полезное, качество делает его, однако, крайне нетребовательным. Решив тяготящий его вопрос, найдя новый источник еды, реализовав идею, он никогда дальше не трудится, чтобы гнать объём, а забирается обратно на печку или отправляется за приключениями. Именно это побуждение нацеливает его мысль на прогресс, на то «что бы такое сделать, чтобы ничего не делать». Примером этому в недавнем прошлом служат колхозники и стахановцы: когда страна «требовала угля» для спасения, дело шло с огоньком. Но когда задача была решена, а Героев не заменили на Хозяев и не отпустили на печку, они горько запили.

По причине такой непрактичности, Герой среди всех слывёт Дураком.

Что будет, если к Героям придут Воины, так же, как они в предыдущем примере приходили к Хозяевам?
Герой, в отличие от Хозяина, будет биться до последнего и готов пожертвовать своей хатой… а также хатой Хозяина — как только поймёт, что Хозяин задумал.

Интересно, что если Воин действует только на социальном поле (кто перед кем право имеет), Хозяин действует только на материальном поле, то Герой действует на них обоих одновременно — и социальные и материальные преобразования являются для него равным вызовом, главное — решить задачу.
При этом, если для Хозяина материальные преобразования, в конечном счёте, ориентированы на зажиточность, то для Героя они самодостаточны, им движет сама идея перехода к более совершенным формам существования, т.е. прогресс.

<x~x~x>

И есть ещё четвёртый вид человека, который стоит немного особняком. Он сам не нападает, не производит, не преодолевает стихию, его невозможно запахать к делу, как Хозяина, его можно только кормить и одаривать ресурсами. А он за это существенно повышает возможности выживания любой группы, которая его привечает.
Таковы Учёные, а в натурфилософском ракурсе — Жрецы.
Архетипический Учёный пожертвует едой, хатой, и даже жизнью ради очередной разгадки сил природы.
Фетиш Учёного — информация, как в форме знания, так и в форме личного навыка (умения работать со стихией). Современные учёные второй способ не применяют и доверяют лишь приборам, а вот в натурфилософии только он и котировался, но это дефекты современного воспитания. И Учёные и Жрецы в основе своей занимаются одним и тем же: работают с информацией и это требует от них одной и той же повадки.
Имея дело со знанием, перед Учёным стоит задача не только его собирать и обрабатывать, но и передавать. Риск потерять или дискредитировать знание для Учёного так же страшен, как для Хозяина — потерять делянку, и даже больше — потому что знание вечно.
По этой причине, у Учёных самый большой горизонт планирования.
Выживают учёные, по большей части, торгуя знанием, учительствуя и предоставляя уникальные услуги. Это может быть секрет оружия, лекарства, воспитания и чего угодно другого, полезного в хозяйстве, а также отправление ритуалов. Хотя, в целом, будучи Божьими людьми, выживают они с Божьей помощью — могут монастырём стоять, могут подвижниками ходить, а могут при дворе подвизаться или академию построить.
Среди учёных есть иерархия, но она, в отличие от Воинов, основана на отношениях ученика и учителя по передаче знаний и на самом верху не замыкается на личность — высший орган принятия решений всегда коллегиальный.
Интересно, что даже в современном унылом «научном» варианте, свою братию они узнают везде и организуют обмен опытом через любые преграды.

<x~x~x>

И вот, сказать, что все эти четыре типа друг друга недолюбливают — это, считайте, вообще ничего не сказать. Презрение, страх и ярость будут гораздо ближе к сути дела.

Воины презирают Хозяев (как уже отмечено выше, те, кто кормит и возит, для Воинов автоматически воспринимаются рангом ниже), а также ненавидят Героев, потому, что Герои им всегда всё портят, а их мотивация для Воинов находится за гранью смысла. Что не мешает им заниматься профанацией геройства для получения новых званий.

Хозяева считают, что именно они — соль земли, а остальные — нахлебники и выскочки. При этом, они, на случай тяжёлых времён, бережно хранят героический эпос, но в мирное время основной посыл этого эпоса в том, что времена геройства, слава Богу, давно прошли.

Герои звереют при виде Воинов — во-первых, потому что именно Воины легко сливают все их инициативы, а во-вторых, потому, что воинская ипостась Героя предназначена именно для того, чтобы побеждать вражеских Воинов, причём в их логове.

Хозяев Герои не любят, потому что у них зимой снега не выпросишь без нагана, но готовы спасать и защищать, что и даёт им место в эпосе.

Учёных Воины уважают и побаиваются, потому что проверить действенность совета Учёного они не в состоянии, а без научной и религиозной поддержки выше уровня банды им не подняться. А вот Хозяева Учёных не понимают и недолюбливают, поэтому, когда местный знахарь решает знанием беззастенчиво поспекулировать, узурпировав право решать, кому жить, а кому умирать, то — кол в сердце, камень на могилу и легенду о колдуне для потомков. Но, поскольку Хозяева далеки от науки, зачастую это случается и безо всякого повода, просто на фоне безграмотной истерииПоэтому знающие Учёные предпочитают сами находится в тени и выставлять на сцену всяких лохов. Герой же, будучи в душе инженером — единственный, кто потенциально может спросить с Учёного по существу пользы всякой теории — в этом и кроется настоящий секрет того, почему брахманам запрещено учить шудр.

<x~x~x>

Все эти четыре типа людей мы можем наблюдать вокруг себя в рабочих коллективах:

Одни работают только за зарплату, перерабатывать могут, но обязательно напоказ, в надежде выслужиться, ответственность стараются не брать до того, как дело гарантированно выгорит, подхалимы.

Другие — настоящие стабильные трудяжки, ответственные, но в то, что делает сосед они из интереса вникать никогда не будут, а только ради возможной прибыли. И себе во вред тоже трудиться никогда не будут.

Третьи — с шилом в попе, постоянно лезут с инициативами, смотрят, казалось бы, глобально, но не далеко, ворошат муравейник, влезают в сомнительные авантюры, зато в хорошей конторе задержатся даже в трудное время.

Четвёртые — умники, знают всё по всем вопросам, но задирают нос, информацию выдают по капле и считают что без их разумности всё вообще бы остановилось. Но если им дать желанный инструментарий, вокруг себя вообще ничего замечать не будут и про еду тоже забудут.

<x~x~x>

Теперь давайте коротко резюмируем то, о чём сказано выше, ещё раз обозначив ключевые свойства всех выделенных типов.

Воин:
Объект действия: социум
Способ: служение
Горизонт планирования: карьера
Мораль: право
Цель: власть
Структура: вертикаль
Инструмент выживания: война
Инструмент развития: закон, устав
Преобразование природы: нет
Преобразование общества: есть

Хозяин:
Объект действия: хозяйство
Способ: ответственность
Горизонт планирования: 1 год с запасами в амбаре на 2 года
Мораль: собственность
Цель: зажиточность
Структура: сетевая
Инструмент выживания: труд
Инструмент развития: договор
Преобразование природы: есть
Преобразование общества: нет

Герой:
Объект действия: средства производства
Способ: солидарность
Горизонт планирования: запуск проекта
Мораль: преодоление
Цель: прогресс
Структура: община
Инструмент выживания: борьба
Инструмент развития: специализация при обобществлении средств производства
Преобразование природы: есть
Преобразование общества: есть

Учёный/Жрец:
Объект действия: знания
Способ: учение
Горизонт планирования: вечность
Мораль: познание деталей/целого
Цель: постижение природы/замысла Бога
Структура: иерархия познания (ученик-учитель)
Инструмент выживания: уникальные услуги на основе знания (секреты оружия и механизмов, учительство, роль проводника в тонкие миры)
Инструмент развития: наблюдение, размышление, эксперимент
Преобразование природы: непрямое — влияние через информацию
Преобразование общества: непрямое — влияние через информацию

<x~x~x>

Теперь перейдём от теории к практическим наблюдениям и прямым логическим выводам.

Наблюдения:

* Представители всех 4х типов, с очевидностью, предназначены дополнять друг друга дополнять, но на деле они подавляют интересы других и рассматривают всех остальных как служебные типы людей.

* В смешанном коллективе всем неуютно и каждый человек вынужден тратить много сил на огораживание территорий, статусные игры, согласование мотивов и «дружбу» с одними против других.

* В коллективе своих, резонирующих на той же волне, каждому живётся внутренне спокойно, понятно и наполнено смыслом. Человек имеет возможность реализоваться по максимуму своего потенциала, а сам коллектив будет максимально эффективен для своих задач.

* Как понять, к какому типу относится каждый из нас? Ведь на самоопределение довлеет условный престиж, воспитание, или просто самомнение.
Достаточно выйти в чисто поле и бросить клич о поиске единомышленников, изложив свои взгляды на жизнь. Либо вокруг человека подходящие люди соберутся, либо ему компания подвернётся.
И, поскольку это пространство свободного самоопределения, не может выйти так, что подвернутся ему те, с кем ему неуютно. По закону подобия так не бывает — они или вовсе не зацепятся, или быстро разбегутся. Просто, надёжно и объективно, безо всякого церебрального сортинга.

* В неоднородной ячейке, при наличии в ней Воинов в количестве более одного, управление будет перехвачено Воинами. Возможность управлять — это вопрос власти, а на захват власти природно ориентированы именно Воины. Наличие хотя бы двух Воинов создаёт возможность сговора, а возможность сговора математически приводит к росту влияния сговорившихся. Далее это влияние приведёт к протаскиванию в любое сообщество новых Воинов, даже если их там до этого не было.

Из этих посылок сделаем главный вывод:

> Первичные ячейки общества (трудовые коллективы, семьи, общины) должны формироваться однородными, на основе моральной близости участников и сохранять свою однородность.

Важно обратить внимание, что нет разницы, какая именно мораль — главное, чтобы она была общая. В этом случае коллектив получит от природы ровно то место, на котором от него будет польза. Если же мораль в коллективе будет разная, неизбежным будет выжимание соков из одних ради запрыгивания других не на своё место.

5 1 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x