Транснациональные государства будущего

В своей речи на Валдайском форуме В.В. Путин обозначил очевидное: фантазии о том, что государственное устройство вскоре будет заменено какими-то иными, прозрачными формами транснационального управления можно считать преждевременными. Распад этой хрени, которая чуть было не наступила, закономерен и расхлёбывать последствия придётся именно властям различных государств.

Цитата:

«Борьба с угрозой коронавируса показала, что эффективно действовать в кризисной ситуации может только дееспособное государство. Вопреки рассуждениям тех, кто утверждал и утверждает, что роль государства в глобальном мире сокращается, а в перспективе оно вообще будет заменено какими-то другими формами социальной организации. Да, это возможно, когда-то в отдаленной перспективе все будет меняться. Все течет, все меняется. Но сегодня роль и значение государства важны.
Мы всегда считали сильное государство базовым условием развития России. И вновь убедились, что были правы, когда кропотливо занимались восстановлением и укреплением государственных институтов после упадка, а порой и полного разрушения в 90-е годы.
Конечно, стоит вопрос: что такое сильное государство? В чем его сила? Разумеется, не в тотальном контроле или жесткости правоохранительных органов. Не в вытеснении частной инициативы или ущемлении гражданской активности. Даже не в мощи вооруженных сил и оборонного потенциала. Хотя, думаю, вы понимаете, насколько эта составляющая важна для России с учетом ее географии, целого комплекса геополитических вызовов. И конечно, нашей исторической ответственности как постоянного члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций за обеспечение глобальной стабильности.
И тем не менее, убежден, что сила государства прежде всего в доверии к нему со стороны граждан. Вот в чем сила государства. Люди, как известно, источник власти. И эта формула заключается не только в том, чтобы прийти на избирательный участок и проголосовать, а в готовности делегировать избранной власти широкие полномочия, видеть в государстве, в его органах, его служащих своих представителей, тех, кому доверено принимать решения, но с кого и строго надлежит спрашивать за исполнение обязанностей.
Причем устроено такое государство может быть как угодно. Я условно говорю «как угодно». Но не имеет значения, как называется политический строй. В каждой стране своя политическая культура, традиции, свой взгляд на их развитие. Пытаться кого-то слепо копировать — абсолютно бессмысленно и вредно. Главное — чтобы государство и общество находились в гармонии.»

Ну а мы, как обычно, предлагаем взглянуть на эту ситуацию с точки зрения теории социальной специализации (ТСС).

В нормальной сбалансированной системе хозяйская структура (а бизнес, во всех его формах — это именно хозяйское дело) не может диктовать условия структурам воинского типа, коими являются все государственные образования. Не может — в силу объективной природы Воинов и Хозяев, которую рассматривает ТСС.
Почему же ТНК (Хозяевам) удалось навязать государствам (Воинам) свою волю?
А потому и удалось, что мировая система, в силу исторических процессов, перестала быть сбалансированной: отдельным государствам был противопоставлен новый, более сложный по внутренней структуре, формат транснационального экономического сотрудничества.
Для государств сложилась такая же ситуация, как для одинокого Воина перед крепким предприятием: сотрудничать можно, а диктовать условия уже не получится — и мощи мало и связи у предприятия пошире.

Но это не убирает Воинов с игровой доски, а лишь ослабляет их. И, чтобы Воины не начали собираться в дружины и не начали бычить, их надо продолжать постоянно кормить — за статус и за то, что они ни во что не вмешиваются. Нет нужды упоминать, что стоит это удовольствие не дёшево, деньги которые на это нужны, приходят из прибыли, а прибыль капитализм черпает из экспансии и расширения эксплуатации.

Одновременно, Хозяева, какого бы уровня не было их хозяйство, руководствуются, в основном, прибылью. Им наплевать и на истощение природных ресурсов и на людей, в то время, как то и другое является основой легитимности государственной власти и для государства создаёт изрядную головную боль и риски.

В настоящий момент транснациональный капитал попал в безвыходный пока кризис, ослаб и, как обычно случается у Хозяев в такой ситуации, со страху перегнул палку настолько, что Воины тоже забеспокоились и начали задавать закономерные вопросы: «где бабки?» и «почему, пока мы ничего не делали всё стало так плохо?». У тех, кто подальше от кормушки, иллюзии «попасть в транснациональную элитку» к 2007г уже закончились, у тех, кто поближе — похмелье пока только болезненно наступает.

Поэтому нынче государства, фактически, спасая себя, вынуждены возвращать себе бразды правления и перестраивать свою экономику на локальный или кластерный лад.

Тем не менее, нынешняя транснациональная хозяйская структура, даже если будет разрушена, снова возродится, поскольку принцип уже отработан. И, если государства хотят противостоять ТНК в долгую, им придётся также измениться самим перейти в форму «транснациональных государств».
Это будет фазовый переход, и образовавшиеся структуры будут похожи на государства примерно так же, как ТНК на локальные корпорации.

Здесь, однако, кроется интересный момент.
Попытки создания таких транснациональных государств в истории хорошо известны и называются они «империи». Последним из таких имперских проектов был СССР. Победу США в соревновании с СССР можно связать как раз с тем, что США в своей надгосударственной модели перешли от принципа империи к принципу транснационального капитала.

Если судить о различиях структуры империи и ТНК поверхностно, то империя представляет собой монолитную, вертикально интегрированную структуру, в которой либо центр на штыках выкачивает ресурсы из колоний, заливая роскошью небольшую часть местной элиты, либо, как это делал СССР, выкачивает ресурсы из центра и заливает ими братские народы, чтобы те не разбежались. Второе — более по-русски, но первое — более устойчиво, потому что большинство товарищей иначе не понимают. Однако, это, по сути, всё то же государство, только укрупнённое.

ТНК же действуют безструктурно: в рамках правил и возможностей конкретных государств, они внедряются вкраплениями в местную экономику, перехватывая товаропотоки и создавая вокруг себя избыточный уровень жизни для всех ключевых фигур, начиная от работников своих предприятий и заканчивая обласканными чиновниками.
Таким образом, система товаропотоков скрепляется не межгосударственными соглашениями, а личной идеологической преданностью отдельных (достаточно многочисленных) лиц внутри государств к транснациональной хозяйственной структуре, дающей им как средства существования, так и товары потребления.
В результате, деньги, выкачанные из местного же ландшафта конвертируются во влияние, замкнутое на надгосударственный центр, сосредотачивая в руках неустановленных иностранных лиц инструмент власти.
При этом, США, формально являясь центром этого безобразия, фактически сами оказались в его власти.
Власть эта, тем не менее, имея хозяйскую природу, нестабильна и подобна тому, как перегретый Воздух может жечь, как Огонь, но, не являясь Огнём, теряет эту способность сразу, как только ему предоставляется повод остыть. Соперничать с воинской властью (истинным Огнём) соответствующего уровня, Хозяйская власть, даже будучи перегретой, не в состоянии.

Для восстановления баланса системы, формат новой империи (который нынче называют «экономическая зона»), по сути, должен будет перенять от ТНК эту черту формирования личной гражданской преданности центру за те блага, которые эта империя предоставит своим подданным.

Как можно догадаться, этими благами не может стать только лишь материальное благополучие: во-первых, потому, что эта ниша уже занята ТНК, а, во-вторых, потому, что те, кто упирают только лишь на материальное благополучие, всегда смогут его создавать в избытке за счёт других, но для этого, опять же, необходимо быть не Воинами, а Хозяевами, т.е., ТНК.

А какие же блага могут предложить Воины (т.е. государственная структура)?
Основной способностью Воинов по внутреннему государственному строительству является справедливость, т.е., такое распределение, которое идёт на благо всей системе, приводит к её росту и учитывает баланс интересов общества.
Мы можем проследить разницу между формами воинского и хозяйского государств на примере 20 века: Социализм (будучи воинским, как всякая инфраструктура распределения) предлагал своим гражданам бесплатное высшее образование, качественную медицину, трудоустройство.
Капитализм (будучи хозяйским) стремился всё, что только можно продавать, включая медицину и образование, вызывая сегрегацию и ввергая граждан в многолетнее кредитное рабство. Победить же в споре с социализмом капитализм смог только продав своё будущее на несколько поколений вперёд, что аукнулось промежуточными кризисами и вскоре добьёт его окончательно.
К сожалению, и социализм не был оптимальной формой строя, не обеспечив ни устойчивой элиты, которая не продала бы свою страну, ни зрелой предпринимательской активности.

По сути, идеальной государственной империей нового типа была бы такая, которая смогла бы дать своим подданным не просто благополучие большинства, а счастье и для всех. Такая, в которой нашёл бы себе место и бизнесмен, и аристократ, и учёный, и инженер и ни за что не променял бы свою долю на чужую. Такая, в которой сбылось бы то желание из старого анекдота: «-Ну что вы мечетесь, г-н Собчак? — Да, хочу жить при социализме, но чтобы было как при капитализме».

Таким образом, империя нового типа должна стать ковчегом, в котором будут находить своё место и целые народы и каждый отдельный гражданин, для которого место в ковчеге будет не спасением, а предметом гордости и удовольствия. И это место связано не с мифическими «равными условиями жизни», а наоборот, с возможностью иметь разные условия жизни и труда для разных групп населения, но продиктованные не расслоением, а целесообразностью, с учётом местного уклада, рода занятий, природных условий.

Потому что не может быть равных условий в деревне и в городе, в горах, у моря и на крайнем севере. Не может быть равных условий у носителей разной культуры, а народ, отказавшийся от своей культуры, корней, становится слабым. Просто поддержание культурного уровня — не забота государства, а забота самого народа, затратная часть его локальной экономики. Глобальная же государственная структура должна обеспечить доступ к тому, ради чего она и создаётся: образованию, медицине, новым технологиям и, самое главное, к правовой поддержке возможности иметь те самые разные условия, но быть включёнными в глобальную инфраструктуру сотрудничества на общее благо. Такая система не требует никакой «национальной идеи» и прочих мёртворождённых измышлений — она выше уровня нации и сама собой ознаменует справедливость нового типа.

Концепция такого ковчега не укладывается ни в одну из известных парадигм глобальных проектов: ни в либерализм, ни в социализм, ни в фундаментализм, ни в коммунизм. Все эти проекты предполагают исключение из элиты общества той или иной категории людей, созидательные способности которых не вписываются в предлагаемую идеологию. Так Хозяева конфликтуют с идеей социализма и способны на корню разрушить коммунизм, Воины (аристократы) всегда будут против коммунизма, а Жрецы (и учёные) не найдут общего языка с Хозяевами (капиталистами).

Уравновешивающую все эти проекты философию предлагает социально-философская концепция ДоБРа и складности, продолжающая идеи русского космизма и несущая в своей основе многослойную схему баланса четырёх стихий и природоподобие.

0 0 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x