Практические аспекты теории социальной специализции

Все люди разные. Этот незамысловатый факт почему-то не укладывается ни в голове проектировщиков светлого будущего, ни в голове строителей тёмного прошлого.

Каждый продвигаемый социальный проект обязательно ущемляет способности и чаяния одних, чтобы они не мешали развитию способностей и чаяний других.
Кажется, что истина должна родиться обязательно в борьбе, где каждый себя назначает высшей формой разума, а других считает за недоразвитых и старается исправить их гнилую природу.

Однако, как кто-то подметил

Что умом разнято, то борется, потому что вместе сходится
А когда крестом сложено, ему крутиться положено

см. заглавную картинку к записи.

То, что приводит к безплодной борьбе, то, что сдерживает наш личностный рост, то, что ставит перед выбором: перекроить себя, чтобы властвовать над другими или так и остаться неудачником, всё это можно без усилий перенаправить на благо нашего личного развития и на благо всех.
Для каждого из нас возможно безо всякой борьбы занять справедливую уважаемую роль, а если и ввязываться в борьбу — то азартно, яростно и в охотку, а не вынужденно, уныло и за последний кусок хлеба.

Это перенаправление не требует от нас никаких революционных изменений или жертв, наоборот, оно легко в исполнении и доставляет удовольствие. Всё, что для этого надо — лишь шире взглянуть на окружающий мир и увидеть в нём своё личное направление среди направлений других людей.

Это видение даёт Теория социальной специализации, о практических элементах которой и будет рассказано ниже.

<x~x~x>

Все люди инстинктивно добывают еду четырьмя взаимоисключающими способами.
Если таких людей собрать вместе, толпой в голодное время, они начнут спорить:
Одни будут предлагать пойти туда где уже есть еда и её там отобрать и распределить. Это Воины.
Другие будут предлагать потрудиться поусерднее, чтобы сделать больше еды. Это Хозяева.
Третьи будут предлагать найти новые способы производства еды. Это Герои.
Четвёртые будут предлагать различные виды еды по рецептам из книг. Это Жрецы.

Эти способы несовместимы. Один человек не может выбрать даже два таких способа сразу — это была бы шизофрения. И таких кардинальных вариантов всего 4, остальные предложения будут лишь вариациями.

Какой из этих способов правильный?
Это довольно интересный вопрос.
Во-первых, в каждой ситуации заранее неизвестно, какой способ куда приведёт.
Во-вторых, представитель каждого из 4х типов, глядя на одну и ту же ситуацию, будет всё равно превозносить именно свой способ. Почему? Да просто потому, что это его способ выжить, а всеми остальными способами он, в лучшем случае — неудачник, в худшем — покойник.

Какой бы ни была ситуация, а для Воина предложение пахать или экспериментировать звучит безсмысленно — он исключительно бездарно пашет, зато отлично чувствует себя в строю и лихо занимает города.
Для Хозяина же, наоборот, лишено всякого смысла оставить свой дом, надел и пойти на войну, или же вписаться в авантюру без гарантий, как это предлагает Герой.
Герой — непоседа. Он и строем не ходит и землю пахать не любит, а рассчитывает на смекалку и на авось.
Учёный же знает много, зато ему пахать и воевать некогда — знание без присмотра останется, а потерять его — значит потерять сведения об источниках пищи.

Все мы в своей жизни выбираем одну из этих 4х категорий-специализаций — у кого какая лучше получается. А получается у всех по-разному потому, что человеческому виду для глобального выживания нужны особи всех четырёх моделей поведения.

Входя во взрослую жизнь, нам необходимо осознать свою специализацию и принять её как свою личную склонность, чтобы использовать её осознанно, а не подсознательно — потому, что если мы откажемся использовать те способности, которые в нашем мозгу наиболее развиты, то будем неудачниками, идущими по чужой стезе и не сможем достичь успеха.

Подытожим:
Воины берут и распределяют готовую еду.
Хозяева умеют производить еду.
Герои умеют найти новый способ добывать еду.
Жрецы заранее знают, где ещё есть еда или как её добыть.

Жрец любит книжку, Хозяин — мотыжку, Воин — коврижку, а Герой — мыслишку

<x~x~x>

Будет ли эффективна такая смешанная группа, какую мы рассмотрели?
Маловероятно.

В артели ладу нет, когда каждый ждёт своих бед

Вообще, достаточно велик шанс, что Воинам удастся силой заставить всех подчиняться, но довольных этим в группе точно не будет. Эффективность такой унылой компании будет весьма низкой.

А что будет, если эту группу (предположим, она достаточно большая) разделить на части: отдельно собрать Воинов, Хозяев, Героев и Жрецов?
Будет ли внутри этих 4х групп консенсус? — вполне ожидаемо, будет.
Будут ли они максимально эффективны на своей стезе? — ожидаемо.
Будет ли им в своих группах максимально понятно, предсказуемо и комфортно? — очевидно.

А смогут ли эти группы быть друг другу полезны и смогут ли они договориться и составить вместе общность более высокого уровня?

Оттолкнёмся от таких соображений:
Во-первых, как мы только что выяснили, если эти люди не соберутся предварительно в группы по подобию, то шансов мирно договориться у них точно нет. Да и счастья им не будет.
Во-вторых, собравшись в группы, они удовлетворяют (гасят) свои чаяния внутри своей группы и шансов на конструктив между группами становится больше.
Однако, прежде чем рассмотреть, как происходит межгрупповое общение, давайте сперва разберёмся с природой самих групп.

<x~x~x>

Чтобы нам дальше не запутаться, для начала рассмотрим универсальный состав любой группы.

Без кого не будет команды?
Каждый скажет — без лидера-Заводилы.
Ну а вот есть Лидер, он знает что делать, а кто делать будет?
Нужен труженик, Творец.
Вот есть Заводила и Творец, стали они делать что-то сложное, нужна стратегия, анализ, точный прогноз и расчёт пути — кто их даст?
Нужен, аналитик-Умник.
Вот есть Заводила, Творец и Умник, делают они сложное, полезное, но, во-первых, другим непонятно, что они делают, а, во-вторых, каждый раз за дело они берутся, как за первое, как старые задачи решали — не помнят. Кого ещё не хватает?

Льву нужна грива, а в артели всё должно быть красиво

Эта четвёртая роль — бард-Певец, замыкает круг необходимых. Певец подытоживает сделанное и предлагает его обществу. Также Певец отвечает за накопление командой своей истории. Без этого накопления команда не сможет развиваться.

Артель — это зверь, что бежит по времени: глаза видят будущее, голова направляет, тело движется, а хвост оставляет след в истории.

Глаза — это Умник
Голова — это Заводила
Тело — это Творец
Хвост — это Певец

Будут 4 роли — дело пойдёт циклично.

На эти 4 роли можно найти исполнителей в группе любого типа. Т.е. Заводилой может равно быть Воин, Хозяин, Герой и Жрец. Так же как и Творцом и всеми остальными.
Тем не менее, повадки Заводилы и Героя, Творца и Хозяина и пр. часто путают, но нам необходимо их различать:

Заводила, Творец, Певец и Умник — это то, что у членов команды должно различаться, чтобы команда могла выполнять циклический, повторяющийся процесс, т.е., продлевать себя во времени, жить.
В ТСС это называется «деловые амплуа» — то, что присуще одному человеку.

Подробнее о природе деловых амплуа.

Воин, Хозяин, Герой, Жрец — это то, что у членов команды должно быть одинаковым, чтобы они пришли к согласию о направлении совместного действия.
В ТСС это называется «социальные специализации» — то, что присуще группе людей, то, как человек чувствует себя вместе с другими.

<x~x~x>

А теперь познакомимся поближе с социальными специализациями и попробуем найти в них себя и своих товарищей. Или не совсем товарищей, а, быть может, даже совсем не товарищей.
Тем не менее, после этого знакомства не-товарищи станут значительно менее отталкивающими и немного более предсказуемыми.

<x~x~x>

Воины добывают готовую пищу.

Как пищу можно добыть в готовом виде? Это либо охота, либо война, либо довольствие от других людей, которых они будут крышевать.

Воины для всего этого идеально приспособлены, собственно, именно эти занятия и делают их Воинами.

Когда пища уже готова, близость к её источнику определяется близостью к тому, кто её распределяет (вожаку).
Поэтому для выживания Воина первостепенную важность играет положение в обществе, чин, звание.
Воин стремится стать максимально полезным для своего командира — в этом случае он, вместе с ростом чина, может претендовать не только на больший кусок с общего стола, но и на то, что ему доверят самому распределять какое-то количество материальных ресурсов (которые вожак будет не в состоянии распределять лично).

Командир, в свою очередь, не может себе позволить приближать к распределению ресурсов людей ненадёжных. Если приходится выбирать между умным и надёжным, командир вынужден выбирать надёжного, иначе расплатой может стать предательство. Недостаток ума компенсировать можно, а предательство всегда неожиданно бьёт в спину и рушит планы. Поэтому в среде Воинов важна верность, которая скрепляется присягой или клятвой (иногда в состав присяги входит и добровольный компромат).

Перед Воином, присягающим на верность, в свою очередь, тоже стоит непростая задача не промахнуться сюзереном, поскольку если Воин стремится к свету, то тёмный, нечистый на руку сюзерен ему не подходит. А если Воин стремится к деньгам, то ему не подходит сюзерен, который не имеет шансов сделать достойную карьеру и добраться до значимых ресурсов. Ну и в любом случае, не подойдёт сюзерен, который не понимает правил игры и готов кинуть вассала — вассальный договор двусторонний.

Самым понятным способом для продвижения в чинах и званиях является Служба. А естественной формой организации для Воинов становится иерархия подчинения — пирамида с отцом-командиром во главе.
Если Воинам что-то не нравится, они могут взбунтоваться, поменять командира, но самое первое, что они сделают следом — это определят нового вожака и простроят иерархию.

Поскольку Воин измеряет свою успешность близостью к ключевому ресурсу относительно других людей, основным занятием Воина являются во-первых, развитие себя во всем, что даёт успешность, а, во-вторых, конкуренция с другими людьми на пути к контролю ресурса. Т.е., Воин всегда работает с людьми.

Работать с землёй Воину кажется безсмысленным — ведь всё время, потраченное на неё, потеряно для работы над собой и для продвижения к ресурсам. По этой же причине Воин никогда не будет склонен вкладывать ресурсы в землю или любые виды производства — вложения в статус и в захват ресурсов всегда предпочтительнее.

Воин не геройствует — ошибка, совершённая по субординации для него гораздо менее рискованна, чем ошибка против субординации. Но медали Воину важны. Поэтому он будет стремиться отмежеваться от рисковых мероприятий, отслеживая момент, когда можно без риска «возглавить» успешно завершившуюся авантюру.

Это не значит, что Воин не готов умереть, но причина будет совсем другая, чем у Героя.

Где Герой свершить подвиг не смог, там Воину умереть — долг

Поэтому Воин готов умереть стойко и достойно, выполняя свой воинский долг, но не в дурацкой авантюре.

Вследствие этих двух причин, Воины — не созидатели, это противоречит их природе. Если Воину вверить хозяйство, оно обязательно загнётся. Зато Воины отличные распределители и способны распределять справедливо — было бы что.
По этим же причинам, Воины — истинные защитники и охранители. Можно не сомневаться, что они всегда будут стоять за стабильность, за сохранение существующего порядка (главное, чтобы это был именно порядок, с чёткими правилами служебной карьеры).

Воины часто используют силу, но, в первую очередь, они используют язык власти, без которого, одной лишь силой, в их среде не пробиться. Власть — это когда вы контролируете ресурс, который может повлиять на другого человека или поставить его в зависимость.
Необходимая для этого суперспособность Воинов, которую они проявляют даже рефлекторно — видеть в социуме ключевые места управления ресурсами и занимать их. Поэтому вторая стезя Воинов — это Управленцы: чиновники и политики.

Утончённые искусства, требующие, в первую очередь, работы над собой, такие как актёрское мастерство — тоже относятся к воинской стезе.

Воин, оказавшись в новой компании, в первую очередь поинтересуется: Кто здесь главный? На какой ступеньке стою я? Что мне сделать чтобы подняться выше?

Мы увидели здесь много как позитивных, так и потенциально негативных черт, и надо понимать, что достоинства здесь являются продолжением «недостатков» — без одних были бы невозможны и другие.

<x~x~x>

Хозяева поддерживают собственный источник пищи.

Когда дичи в лесах не хватает и негде получить довольствие, Воинам негде взять еду и они уйдут в более благодатные места.

Хозяева способны выжить там, где дичи на всех давно не хватает, потому что они могут поддерживать свой независимый источник пищи, т.е., вести хозяйство. Одновременно, для них между наличием хозяйства и выживанием стоит знак равенства, потеря хозяйства равнозначна гибели. Поэтому все свои силы и ресурсы до последнего Хозяин будет вкладывать в землю, в производство, а оно уже будет его кормить, принося отдачу.

Цель Хозяина по выживанию — это добиться достатка, чтобы можно было черпать и не убывало. Это означает создание крепкого хозяйства, которое генерирует излишек.

Ведение хозяйства — это сложная по структуре деятельность, связанная с отложенным результатом труда, оседлостью, запасливостью — для Хозяина вполне нормально иметь «подушку безопасности» на пару сезонов неурожая.

Зависимость от хозяйства, вложение в него труда и пота, зависимость его успешности от личных усилий естественным образом рождают идею собственности.
По сравнению с Воинами, собственность — это новое слово. У Воинов нет собственности, а есть привилегия и то, что ему пожаловано предводителем или монархом за верность и службу и с целью их укрепления.

У Хозяина очень развито трудолюбие — ему ничего никогда не даётся даром, «как потопаешь, так и полопаешь».

Идея собственности рождает у Хозяина идею ответственности — потому что если безответственно относиться к собственности, она быстро теряет ценность и перестаёт кормить.
Ответственность, в свою очередь, даёт им возможность вести устный договор, потому что человек, ответственный до фетишизма, будет отвечать и за своё слово. Это позволяет им выменивать недостающие запасы и создавать долгосрочные отношения. Отсюда берёт начало и знаменитое «купеческое слово».

Слово и договор — это ещё одна черта, которая отличает Хозяина от Воина. Хозяин — он и своему слову хозяин, а Воин нерушимого слова дать не может, поскольку изначально находится под присягой. Поэтому заниматься хозяйско-торговыми делами Воину не только нет смысла (как мы ранее увидели), но и попросту технически невозможно.

Позвал Хозяин Воина жить вместе, да предложил договор вместо чести

Хозяева — фанаты стабильности. Идеальная для них ситуация — это регулярность и предсказуемость происходящего, когда Хозяин может успешно делать всё так, как делал его дед и передать это внуку. Поэтому любое производство, которое только может приносить доход при вложении регулярного труда, в заботливых руках Хозяина заиграет и расцветёт.

Среди Хозяев выделяются крупные предприниматели, которых мы называем Купцами.

Мы помним, что Воины образуют иерархии, но если Хозяев, ни с кем не перемешивая, собрать вместе, то никакой иерархии они не образуют — они все будут жить своим собственным хозяйством и будут образовывать сетевые деловые и торговые сообщества. Создаваемые ими излишки будут приводить к расслоению по зажиточности, но это расслоение не даст им никакого права друг другом командовать. И даже если они будут менять правила, рушить старые связи, сетевой модели их общества это не поменяет, она стабильна.

Бизнес, капитализм, протестантская этика — это всё «игрушки» Хозяев.

Хозяева не солидарны. Если придёт беда — запросто наживутся друг на друге, а поддерживать будут только тех, с кем есть договор, остальных — эксплуатировать.

Сколько Хозяина не совести, он всё равно уговор помянет.

Но Хозяева и сами это понимают, поэтому, желая получить стабильность, которая для них очень важна, они всегда приветствуют закон и воспринимают как необходимый общественный договор. По большому счёту, закон — это единственное, что удерживает их от того, чтобы друг друга кидать и сживать со света.

Хозяева — это именно та часть общества, по лекалу которой в государстве создан гражданский закон — он нужен Хозяевам, но, положа руку на сердце, при его отсутствии Хозяева установят правила и неформально. А вот представители других специализаций сами с этим разобраться не смогут в виду отсутствия понимания предмета. Поэтому, чтобы в перемешанном обществе деятельность профанов не разрушала профессиональную поляну Хозяев, гражданское законодательство закреплено законом.

<x~x~x>

Герои могут находить новые источники пищи.

Если происходят изменения климата или война, которая выходит за пределы опыта Хозяев, то они теряют хозяйство и не смогут выжить.

Герой способен в этих условиях создавать новые источники пищи, т.е. изобретать новые технологические процессы, обнаруживать ранее считавшиеся несъедобными ресурсы или находить возможность их обрабатывать до съедобного состояния. Так же он может найти необычный способ обогреться, вырулить из опасной ситуации или победить превосходящего врага.

Чтобы быть к этому способными, в жизни Герои нацелены не на пестование хозяйства, а на то, чтобы постоянно двигаться вперёд, на прогресс. При этом, они деятельно ленивы, т.е., если им придётся пахать землю, они обязательно изобретут плуг и приладят лошадь его тянуть.

По этой же причине, у Героев слабее развито чувство времени — оно помогает планированию, но резко сокращает количество принимаемых к рассмотрению авантюрных идей.

Герои исключительно плохо ходят строем, норовят запрыгнуть в середину управленческих процессов, непостоянны и изрядно безответственны, при этом, они обычно довольно яркие выскочки, чем бесят абсолютно всех, кроме себе подобных. Это обратная сторона их роли: в кризис они должны найти для всех выход, а если ходить строем, жить по преданию и рассуждать по авторитету, то никакого нового выхода не отыщешь.

Нет такой дырки, в которую Герой не сунет своего носа. Нет такого шурупа, который он не попытается выкрутить. Конечно, геройское дело сопряжено с риском. Поэтому, когда очередной Герой застревает в безвыходном положении остальные его собратья сбегаются, чтобы всем гуртом его вытащить и отмыть. В отличие от Хозяев, которые будут действовать только по договору, для Героев такой коллективизм — это безусловный рефлекс. Если они не будут так поступать, то потери в их рядах примут катастрофический характер.
Поэтому в социальном плане для Героев характерно довольно необычное сочетание личной свободы (права на свободный поиск, в котором Герой постоянно находится) и безусловного коллективизма, когда тому, кто в беде или тому, кто голодает, помощь оказывается без учёта величины его заслуг перед обществом — выжить должны все, потому что неизвестно, кто на этот раз отыщет выход.

Поэтому, если Героев, ни с кем не перемешивая, собрать вместе, то они образуют общину, где все равны и прикрывают друг другу спину, где каждый работает на благо всех и затем все делят по совести то, что попало в общак, и где должны выжить все, а не только самые успешные. Община и всякая коммунистическая складчина для них инстинктивно наиболее эффективна, поскольку они всегда на переднем крае и скопом у них больше шансов на победу.

Хозяева знают про роль Героев и поэтому бережно хранят и передают героический эпос. Но между кризисами основной посыл этого эпоса в том, что «времена героев давно прошли, не надо выпендриваться».

Где Герою свобода, Хозяину нету дохода

Тем не менее, эпос позволяет им в трудный момент переключиться на поддержку Героев и последовать за ними, пока не будет найден выход.

Современный мир к числу геройских профессий добавил инженерию. Фактически, Инженер — это Герой, вооружённый теорией и от того действующий более изощрённо. Конечно, есть разница между архетипическим риском жизнью и социальным риском, на который идёт инженер, когда берётся за разработку никогда не существовавшего механизма, при поиске новых способов производства, или продвигая своё изобретение. Но принцип действия и предназначение у Героев и Инженеров абсолютно одинаковое.

Не смотря на то, что естественной средой для Героев является солидарная община, в современном мире они, как правило, оказываются развращены желанием в одно лицо, собственной смекалкой разбогатеть и превратиться в Купца. Такова «американская мечта». Однако, даже если Герой достигает в этом успеха, его взбалмошная, увлекающаяся природа не позволяет стабилизировать его достижение и оно достаточно быстро, под угрозой разорения, уплывает в руки к настоящим Купцам.

Стал Герой землю пахать, да не сняв урожай, пошёл продавать

Второй способ развращения Героев — это найм на хорошо оплачиваемую работу к Купцам.
Естественным образом консолидируются Герои только во время кризисов, когда Купцы теряют возможность их качественно кормить. В это-то период им и удаётся совершить очередную социальную или промышленную революцию.

Герои спят — быть Купцами хотят
А с голоду проснутся — всему перевернуться

Тем не менее, как нам видится, большинство этих случаев продиктовано не столько порочной природой, сколько отсутствием среди Героев общинной культуры и понимания преимуществ постоянного солидарного действия.

<x~x~x>

Жрецы заранее знают, где ещё есть еда или как её добыть.

Но есть времена, когда без накопленного знания (естественно научного, медицинского, социального, а может быть — и контакта с высшими силами) катастрофу преодолеть невозможно.

Четвёртый базовый тип людей накапливает знания, в том числе о том, какой из многочисленных источников пищи доступен в данный момент и как его использовать. Это Жрецы, а в более узком контексте — Учёные.

Надо понимать, что и Учёные и Жрецы занимаются, в первую очередь, не тем, что что-то открывают, а тем, что систематизируют и сохраняют то, что открывается. Открывать могут и Герои и кто угодно. Но если открытия не превращать в знание, не запоминать и не передавать в системном виде, то оно просто потеряется.

Конечно, и среди Жрецов есть исследователи, но основная роль, которая присуща всем Жрецам без исключения — это роль хранителя знания.

К Жрецам можно отнести не только учёных, но и учителей, медиков, а также юристов-законников, поскольку создание и трактовка законов — это привилегия именно Жрецов.

Знание хорошо хранится только тогда, когда о нём мало кто знает. Потому что если кто-то решит, что это знание может представлять опасность, например, попав в руки врага, то Жрец окажется в опасности.
Поэтому, Жрецы делят знание на публичное, которе несут в мир учителя и тайное, для передачи которого изобретаются всякие секретные или специальные языки и уровни посвящения. Даже сейчас, если вы возьмёте любой научный труд, то вам придётся сперва продраться сквозь довольно странную, лишённую ясных образов терминологию, после чего вы окажетесь в мире чистых абстракций, из которого неподготовленный ум не может сделать ни одного практического вывода. Эта конспирология действует так же инстинктивно, как и общинная взимопомощь Героев — Жрец даже подсознательно чувствует опасность того, что знание может быть обесценено профаном или признано опасным — вместе с его носителем.

Основным маяком и источником пищи для Жрецов является авторитет. Авторитетный Жрец (или учёный) — это тот, чью правоту признаёт достаточно большое количество других авторитетов. Эта модель из века в век даёт достаточно устойчивую фильтрацию подтверждённых знаний от случайных и не позволяет учениям распыляться.

Ориентируясь на авторитет и реальный доступ к знаниям, Жрецы проявляют максимальный космополитизм. Им не важны различия по роду, племени, цвету кожи, местности проживания, если они могут говорить с коллегой на одном научном языке.

И если мы соберём сообщество только из Жрецов, удалив из него другие типы людей, то они сформируют свою, не похожую на других, модель общества: они разделятся на школы, внутри школ будут свои патриархи, адепты первого уровня и учащаяся (и, за одно, прислуживающая) братия. Это будет иерархия, но построенная не на власти и выслуге, а только на учёности и авторитете. И, в тоже время, эти внешне самостоятельные пирамиды будут на самом деле состоять в надёжно скрытом от посторонних глаз договорняке. Таковы и академии и религии и юридические фирмы с их «младшими» и «старшими» партнёрами.

<x~x~x>

Вот мы и познакомились с четырьмя базовыми специализациями:

Сколько Воину про свободу не рассказывай, он всё равно главного искать будет.
Сколько Хозяина не совести, он всё равно уговор помянет.
Сколько Герою закон не толкуй, он всё мыслит окольный путь.
Сколько Жреца про пользу не спрашивай, услышишь только про звёзды.

Теперь нам должно стать понятно, почему на уровне простой группы разная социальная специализация разъединяет людей, а одинаковая — наоборот, объединяет.

Как определить свою специализацию и специализацию друзей?

На самом деле, это очень просто. Во-первых, вероятно, уже многое стало понятно после прочтения этого текста и если начать поглядывать на реакции окружающих людей, то станет набираться простой человеческий опыт.

Во-вторых, каждый может легко изготовить собственный транспондер «свой-чужой». Для этого нужно ответить письменно на простые вопросы: Что самое важное в жизни человека? Как человек должен этого достичь? Каких людей, с каими качествами вы бы хотели видеть вокруг себя? Как вы бы хотели с ними общаться, вести дела? На что бы вы сами были готовы пойти, если бы ваши друзья ответили вам взаимностью? — Не в рамках возможного, потому что, де, «все люди с гнильцой», а в расчёте на то, что встретишь таких, как сам.

Показывайте этот транспондер своим друзьям и будущим партнёрам по бизнесу, по ведению хозяйства, по жизни и смотрите на их реакцию. Вы практически сразу увидите разницу в восприятии, увидите весь спектр реакций от восторженного приятия до резкого отторжения. Для сбора команды этого более чем достаточно, дальше — только поверка делом.

<x~x~x>

Посмотрим, какие взаимодействия могут быть между специализациями.

Воины — Хозяева.

Когда в угодьях Воинов заканчивается дичь, они приходят к Хозяевам и обкладывают их данью.
Дело это неизбежное, поскольку Хозяин будет до последнего защищать свою делянку, но если выйдет так, что ему суждено будет выжить, а делянке погибнуть, то он скорее согласится на дань и начнёт договариваться.

Воины — Герои.

Герой свою делянку не отдаст. Скорее сожжёт сам, чтобы врагу не досталась — вместе с делянкой соседа Хозяина — ибо нефиг. В общем, с Героями Воинам ничего не светит, потому они и стоят в кресте напротив друг друга.

Воины — Жрецы.

С Учёных Воинам взять нечего. Наоборот, им надо давать. Тогда Жрецы будут подсказывать разные полезные штуки. Если захотят. Это заставляет воинов уважать и опасаться и они просят Жрецов учить детей аристократии.

Хозяева — Герои.

Хозяева развращают Героев, заставляют их терять солидарность и батрачить на себя.

Хозяева — Жрецы.

Тут царит такое же непонимание, как между Воинами и Героями: Хозяину не нужно знать латинское название редиски, чтобы понимать, что её надо в землю ткнуть и она вырастет. А Жрецов бесит то, что Хозяин всё делает без понимания высших взаимосвязей и не спрашивая учёного мнения. Жрецу, правда, невдомёк, что многое из того, о чём он абстрактно знает, Хозяин предметно чувствует и в умствованиях не нуждается. Но частенько, особенно на фоне кризисов, такое пренебрежение приводит Хозяина к большим провалам.

Это был и отношения в круге разрушения-использования. А есть ещё обратный круг — круг питания-созидания.

Герой находит новый способ добывания пищи, производства. Он пакует его в технологию и передаёт Хозяину.
Хозяин использует технологию и создаёт на её основе крепкое хозяйство, приносящее излишки.
Воин забирает излишки (важно, что только излишки, иначе всё погубит!) и распределяет их на оборону и на инфраструктуру общего пользования.
Жрец, оказываясь в состоянии комфорта, может заниматься сбором и систематизацией информации и, обобщая опыт всей цепочки, производит теории, имеющие предсказательную силу, которые затем передаёт Героям и круг повторяется.

Этот круг способен к устойчивому развитию, которое будет преодолевать кризисы плавно, а не через рывки и падения. Ради этого круга, чтобы создать организм более высокого масштаба и собираются группы разной специализации, начиная отдавать на благо общей цели свои лучшие способности.

В реальной живой системе оба круга действуют одновременно, навстречу друг другу и оба необходимы для стабилизации системы.

Схематически оба круга представлены на заглавной картинке к этой статье.

<x~x~x>

Ну и в завершение вернёмся к личностному росту.
Надо понимать, что вырасти человеку возможно только в своей специализации.
Если он окажется в чужой, то, независимо от того, в доминирующей или претерпевающей роли будет находиться по отношению к принявшей его группе, группа всё равно окажется сильнее и человек будет в ней инородным телом. Счастья не будет.
Счастье и занятие уважаемого положения возможно только среди людей своей специализации.
С другими же специализациями человеку гораздо удобнее будет общаться не от своего частного имени, а имени своей группы. В этом случае, даже действуя в одиночку, он получает необходимый для межгруппового общения вес и приобретает такое уважение со стороны другой группы, которого невозможно получить, действуя только лишь от себя.

0 0 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x